Автостопом к дольменам Западного Кавказа


Что такое дольмены — эти таинственные каменные грибы и домики из огромных валунов — ответить затрудняются даже ученые. Каменные сооружения, встречающиеся по всей планете, появившиеся еще до возникновения письменности, обладающие странными свойствами, овеянные легендами, бывшие культовыми постройками в древности и ставшие предметом поклонения сейчас — они  привлекательны тем, что остаются и по сей день большой тайной. Кому бы не хотелось увидеть их собственными глазами?

Это будет история автостопного путешествия моих друзей — Юры и Наташи, которые в августе 2013 года проехали к дольменам Краснодарского края и обратно 1100 км. Несомненно, это еще одна воплощенная в жизнь безумная мечта о вольном путешествии.

Юра — руководитель туристских походов по Крыму и Карпатам, самостоятельно спланировал это путешествие. Опыта автостопа не было, имел лишь некоторые "теоретические" знания, черпая их из книг и блогов путешественников.

Наташа — музыкант по профессии и мечтатель по жизни, участник походов по Крыму — единственная вдохновилась идеей посетить дольмены. Автостопом не путешествовала, но ловить попутки было для нее делом привычным.

Изначально ребята рассчитывали проделать путь по маршруту: Симеиз — Керчь — Геленджик — Керчь.  Для автостопного дебюта этого казалось вполне достаточно — недалеко, недорого, да и места эти были для Юры знакомы — там проходила его студенческая практика. Запланированный маршрут в итоге претерпел некоторые изменения, и путешественники открыли для себя не только «мистические» дольмены, но и потрясающе-интересное место в урочище Темная Щель — райский уголок на берегу моря.

Всегда страшновато начинать что-то новое, да и одно дело читать об автостопе в книгах, другое — самому выйти на трассу. Когда ребята со своими рюкзаками вышли ловить в Симеизе попутку, они были готовы ко всему. Отыскали по пути картонку, и, подняв руку, стали стопить — их забрала первая же остановившаяся машина.  Картонка в дальнейшем так и не понадобилась.

Юра и Наташа взяли с собой два рюкзака — 75 и 35 литров соответственно. В большом рюкзаке помещалась палатка, два каремата, два спальника, личные вещи, немного продуктов. В городском рюкзаке —только личные вещи и продукты. Ребята говорили, что даже при таком раскладе частенько бывало тесно, 75-литровый рюкзак помещался далеко не везде. Но сокращать уже и так до нельзя скромный набор вещей они не планировали.

Стопили по очереди. Солнце нещадно палило, ведь это была середина августа. Вопрос воды  в пути всегда стоял остро, покупать — дорого, набирать — негде и некогда,  благо водители частенько угощали. Питались, в основном, в сухомятку, покупали еду на заправках и в придорожных кафешках. Варить нормальную пищу часто не было возможности, а иногда — и желания.

Юра:

— Вначале нам очень везло. Но мы делали много ошибок. Например, мы долго и безрезультатно стопили на въезде в Алушту — машин было очень много, но никто не останавливался. Когда наконец-то застопили, то водитель остановившейся машины очень удивлялся, что мы планируем доехать аж до Керчи (о России мы даже не упоминали), так как стопили на мосту. Прощаясь, я пожелал ему удачи, но он сказал, что нам она больше пригодится.

Наташа:

— Очень трудно было стопить в черте города и возле домов, которые располагались вдоль трассы. Никогда этого не делайте — велика вероятность поймать местного автомобилиста. Пешком проходите город, и ищите на трассе карман для стопа машин. Там намного легче и быстрее поймать попутку на дальнее расстояние.

Бытует мнение, что ездить по ЮБК стопом очень проблематично, но ребятам действительно везло — под Судаком их подобрал москвич, кандидат в мастера спорта по автогонкам и с ветерком прокатил по серпантину. «Здесь большая удача поймать машину, — говорил он, — я и сам здесь случайно оказался, все едут по трассе Симферополь-Керчь».

Но такие случайности и определяют судьбу любого путешествия. Так же случайно Юра и Наташа познакомились в Коктебеле со старым хиппи, который много ностальгировал о своей бурной советской юности и вспомнил о чудесном диком месте —  как раз в тех краях, куда и направлялись автостопщики. Конечно, тогда никто не придал этому рассказу особого значения.

За двое суток Юра с Наташей добрались до российской границы. Ночью переправились на пароме через пролив, и даже надеялись сразу же оттуда уехать, но трасса была пуста — час ночи, крайне неподходящее место. Пришлось там и заночевать.

На российских дорогах стопилось веселее, ребята нигде подолгу не застревали, хотя большие города приходилось проходить пешком, чтобы занять нормальную позицию на выезде. За те пару дней они сделали вывод, что русские подбирают значительно охотнее, чем украинцы. Даже в Крыму их подвозили питерцы и москвичи.

Юра:

— От границы нас забрал чувак из Абхазии, довез до Анапы. От Анапы застопили автобус, высадил нас около Утриша. Оттуда — машиной до Новороссийска. На границе города нашли удачное место, поймали попутку и  доехали до поселка Светлый. На этом автостопная часть нашего путешествия временно была закончена — за сутки мы преодолели путь от порта Кавказ до подножья горы Нексис.

Конечно, все это звучит так просто и легко, но за каждым названием населенного пункта можно увидеть часы, проведенные на трассе под палящим солнцем, накопившаяся усталость и недосып. Все это — издержки такого способа передвижения.

Посещение дольменов горы Нексис и села Возрождение нельзя назвать конечной целью этого путешествия, но то, что они стали изюминкой всего данного автостоп-тревела — это уж точно.  Юра пояснил мне, что дольмены — это древние сооружения из огромных камней.  Само слово «дольмен» означает «каменный стол». Как они возникли и для чего предназначались — неизвестно, потому что строили их в каменном веке до возникновения письменности, и никаких пояснений от народов древности к нам не дошло. Удивительно, что дольмены распространены по всему миру, есть они и в  нашем Крыму, правда, почти все — разрушенные.

Автомобильного подъезда к дольменам горы Нексис нет, поэтому там редко встретишь толпы туристов. Перемещаться приходилось в основном тропами, но после унылых пыльных трасс для ребят это было одно удовольствие.

Каждый дольмен там имеет свое имя — Лунный или Инф, Солнечный или Гор. Сохранившиеся рисунки трактуют какими-то невероятными образами.

Наташа:

— Внутри Лунного есть зигзагообразные фрески. Он немного разрушен, туда можно залезть и посмотреть, что внутри, а еще спрятаться от жары — в нем как-то прохладно, влажно. Когда подошли к Солнечному дольмену, то от него не хотелось отходить. Я читала, что он восстанавливает силы и дает зарядиться энергией.

Село Широкая Шель — еще одно место, где сохранились дольмены. Наряду с уцелевшими «домиками» есть там и разрушенные, так называемые «развалы».

На следующий день настала очередь дольменов села Возрождение. Там наблюдался большой наплыв туристов, которых бойкие «экскурсоводы» в пять минут могли ознакомить с тем, кто,  как и для каких целей строил эти древние сооружения (ученым ни за что не догадаться), а так же давали четкие инструкции, как стать и куда приложиться, чтобы благодать, здоровье и прочее-прочее пришло в жизни.

Но там же, в Возрождении с ребятами случилась любопытная история — продавщица меда, узнав, что они из Харькова, попросила передать ими баночку меда для своего отца … в Харьков. Конечно же, и путешественников не забыла угостить сладеньким. Вот она — поразительная вера в людей!

Наташа:

В этом селе мы пробыли два с половиной дня. Ощущение было такое, словно я у себя дома. Даже природа мало чем отличалась от нашей. Чувствовалась какая-то легкость, и в тоже время сосредоточенность, концентрация мысли на чем-то одном. Хочу отметить, что когда мы находились рядом  с дольменами, все желания как-то быстро исполнялись. Да и после посещения их — тоже. Читала, что дольмены даже могут отвечать на вопросы, нужно только правильно их задать. Они понимают только тогда, когда вопрос начинается со слова «Как…?».

На следующий день Юра и Наташа поехали к селу Пшада. В местных магазинах цены были высокими, пришлось купить лишь самое необходимое. Пополнив запасы провизии, путешественники отправились дальше.

Наташа:

— В Пшаде мы посетили еще один интересный дольмен и называется он — Сердце Матери. Его отличие от других в том, что он весь литой, имеется только крышка сверху. А еще нам крупно повезло — повсюду на улицах росло много лесных орехов, и мы насобирали там пару килограмм спелой лещины себе в дорогу.

Юра:

— К тому моменту у нас закончились деньги, мы уже понимали, что и назад придется ехать стопом. Изначально мы планировали пожить на Утрише, но вовремя вспомнили, как чувак на пляже в Коктебеле рассказывал о классном месте под Пшадой. Мы не знали куда ехать, так как на побережье было два населенных пункта — Криница и Береговое. Так мы наобум отправились искать наше «чудесное место» — вышли на трассу и стали ловить машину просто в сторону моря. На вопрос «куда вам ехать» так и отвечали — на море. И по невероятному совпадению подвозившие нас ребята по описанию узнали это место,  вспомнили, что видели что-то подобное около Криницы, сказав на прощание  —  «там вы встретите своих однодумцев».

Так и вышло. «Чудесное место» находилось далеко от автомобильных подъездов и тем более населенных пунктов. Узкая полоса пляжа, каменистый берег, сосны, что растут на крутом склоне и спускаются прямо к морю. А в море — стаи дельфинов, совсем близко к берегу. Называлось оно — Темная Щель.

Дорога к месту стоянки шла по руслу реки, через водопад высотою в 10 метров (!), причем подыматься нужно было по веревке. Местность представляла собой буковый лес, населенный дикими животными и птицами, которые совсем не боялись людей.

Так Юра и Наташа отыскали свое прекрасное затерянное место, полное духов природы, добрых диких животных и психоделических картинок на камнях.

Начался райский беззаботный отдых — было вдоволь пресной воды, дров и спасительной тени. Место было тихое, с приветливыми и отзывчивыми людьми, что жили по-оседству. Ну и конечно же — море. Что еще нужно для счастья!

Наташа:

— Если идти вдоль берега, то можно дойти и до более диких мест. Все они имеют свои названия — Красная, Темная, Детская Щели. Почему называются именно «щели»? А потому, что это как разломы в почве из-за протекающих там ручьев. Море такое прозрачное, что если купаешься ночью, то можно полностью увидеть свое тело в воде. И, заходя в море, можно идти долго-долго и будет мелко. А дельфины плавают там, где тебе по пояс. А еще это место, где много стрекоз. Так много я еще никогда не видела… Идешь по дороге, а они об тебя бьются или садятся на тебя, как ручные.

Но в какой-то момент стало понятно, что пора ехать домой. Окончательно закончились деньги, были проблемы со связью, дома о них уже переживали и ждали хоть каких-то вестей.

Назад планировали доехать за сутки, но немного не вложились. Автостопщиков подвозили водители легковушек и суровые драйверы –дальнобойщики. Названия городов мелькали перед глазами — Джугба, Краснодар, Ростов. Чем ближе подъезжали к границе, тем более радовали дорожные указатели — наряду с Москва-Питер, появился и заветный Харьков. Пересекли Дон, полюбовавшись чудесным видом из окна машины.

Наташа:

— Несмотря на желание поскорее добраться к дому, возникла и какая-то внутренняя усталость. И если по пути туда на подрыве и энтузиазме почти все машины стопила я, то теперь эту роль взял на себя Юра.

Юра:

— Так мы добрались до Новошахтинска. Мы просрочили дату, которая стояла в миграционной карте, и очень переживали по этому поводу, но проблем не возникло. После таможенного пункта мы застопили машину, которая довезла нас до Дебальцево, а оттуда — уже в Харьков.

Вот так и закончилось путешествие Юры и Наташи, длиною в две недели и 1100 км. Остались воспоминания и потрясающие атмосферные фотографии, которыми очень хочется поделиться. Может, поэтому я и решила рассказать об этом автостоп-тревеле и «оживить» его в преддверии нового лета.

Теги: 







Комментарии